Дополнение к Части второй - "История разрушения"

Я очень долго разыскивала материалы. В читальном зале Центральной городской библиотеки мне довелось бегло ознакомиться с книгой "История Ставропольского Иоанно-Мариинского женского монастыря", напечатанной в 2005 году издательским центром Ставропольской Духовной Семинарии. Тираж издания - 1.500 экземпляров. И я очень обрадовалась, когда приобрела эту очень небольшую книжечку - всего то 55 страниц.

История Ставропольского Иоанно-Мариинского женского монастыря

"История Ставропольского Иоанно-Мариинского женского монастыря"

И так как подлинного Приказа Губревкома от 11 июня 1920 года Nº 87 (и даже его названия) найти не удалось, мне очень хочется познакомить всех, интересующихся историей города Ставрополя, с информацией, изложенной в данной книге и касающейся уничтожения монастыря.

"... В марте 1920 года в Ставропольской губернии установилась советская власть, а летом в Ставропольском Губернском революционном комитете была образована "Комиссия по ликвидации женского Иоанно-Мариинского монастыря". Доклад этой комиссии губревкому содержит одно из последних описаний монастыря.

В исполнение приказа губревкома № 87 комиссия сего числа, обследовав женский монастырь с целью ликвидации и выселения монашек, выяснила следующее: монастырь представляет из себя 32 отдельных флигеля, в которых размещено 622 человека. Помещения эти большей частью представляют из себя маленькие комнатушки квартирной системы в 2-3 комнаты...

По опросу и из имеющегося формулярного списка видно, что в означенном монастыре находится более 300 человек в возрасте старше 50 лет...

... Выясняя социальное положение обитательниц монастыря оказалось, что большинство из них занимается тем или иным ремеслом, как то: живописью, (имеется мастерская), изготовлением ковров (имеется мастерская), рукоделием, вышиванием, шитьем белья, изготовлением обуви на веревочных подошвах, огородничеством, земледелием (обработано до 40 десятин хлебных злаков и огородных растений), что дает им, безусловно, возможность себя пропитать.

Переходя к способу утилизации данного монастыря, комиссия принимает во внимание, что монастырь этот по существу не представляет собой только религиозное учреждение, а является довольно организованной трудовой артелью.

По мнению комиссии, для использования свободного помещения в районе монастыря теперь же возможно организовать Дом материнства и младенчества, в коем ощущается сильная надобность, тем более, что за оградой монастыря размещена ферма сельскохозяйственного института, которая может снабжать молоком. И таким образом, здесь возможно организовать отпуск стерилизованного молока для кормления грудных (младенцев) в общегородском масштабе. Далее, комиссия не находит возможным открытие в монастыре детских домов, так как религиозная обстановка (имеется 5 церквей) будет в нежелательном смысле влиять на психику детей. Кроме сего, помещения для размещения детских приютов не соответствуют требованиям как гигиены, так и удобств; особенно нежелательно то, что дети будут, находясь там, под религиозным гнетом.

Принимая во внимание все вышеизложенное, комиссия предлагает монастырь в целом передать в ведение губернских отделов социального обеспечения (собес) и здравоохранения. Собесу немедленно разбить обитательниц монастыря на две группы - работоспособных и неработоспособных. Подотделу восстановления и утилизации неполного труда использовать обитательниц монастыря для общественных нужд, влить из домов старости собеса призреваемых в монастырь.

Отделу здравоохранения немедленно приступить к организации Дома материнства и младенчества в одном из двух свободных корпусах, в коем ощущается столь острая нужда. Этим самым монастырь будет использован для общегосударственных целей и, тем самым, нет надобности выбрасывать на произвол судьбы людей, по существу имеющих право на государственное призрение, как лица престарелые.

Председатель комиссии М. Горин, члены комиссии...

Когда весть о готовящейся ликвидации монастыря распространилась в Ставрополе, горожане обратились в Ставропольский губревком с заявлением:

До сведения нас, православных прихожан Ставропольского Иоанно-Мариинского женского монастыря, дошло, что Ставропольский губревком намерен издать приказ о закрытии Ставропольского Иоанно-Мариинского женского монастыря на том основании, что монастырь будто бы не приносит никакой пользы государству, и об открытии взамен оного богадельни и детского приюта под управлением советской власти. Всесторонне обсудив изложенное, мы единогласно постановили довести до сведения Ставропольского губревкома следующее.

В Ставропольском монастыре наши отцы и деды многие десятки лет получали полное духовное утешение и религиозное удовлетворение. Мы очевидцы и того, что наш Ставропольский женский монастырь немало приносил пользы и государству. В годину таких народных бедствий, как войны и эпидемии, сестры обители на самом поле брани облегчали своим самоотверженным уходом страдания раненных бойцов, а оставшиеся дома сестры изготовляли массу белья и теплых вещей для воинов. В холерные эпидемии сестры во многих селах и местностях Северного Кавказа облегчали страдания больных, рискуя сами постоянно заразиться опасной болезнью. На основании изложенного, мы убедительно просим Ставропольский губревком оставить Ставропольский женский монастырь на прежнем положении.

Надеемся, что новая народная власть, окажет справедливость нашему законному желанию не только не закрыть монастырь, но и не будет чинить никаких притеснений оному.

9 июня 1920 г.

Заявление подписали собственноручно 109 прихожан, в том числе за четырех неграмотных по их просьбе.

На документе стоит резолюция без подписи: "Т. Горину".

Монахини монастыря. Вторая половина XIX века

Монахини монастыря. Вторая половина XIX века

Игуменья Нина от имени монахинь и послушниц монастыря также обратилась в губревком с заявлением, в котором говорилось:

Приказом Ставропольского губернского революционного комитета от 11 июня сего года за № 87 помещение Иоанно-Мариинского женского монастыря со всем инвентарем, принадлежностями, остатками сумм и мебелью (за исключением церквей) передается в ведение губернского отдела социального обеспечения и народного образования для устройства детского приюта, яслей и приютов для престарелых.

Приказ этот навел необычайный страх на насельниц Иоанно-Мариинского женского монастыря. Некоторые со страху неотступно находятся в церкви...

В монастыре 203 монахини и послушницы от 50 лет и выше, 95- в возрасте от 40 до 50 лет. Прожили они в монастыре от 25 лет и больше. Всякую связь с родными они порвали. У многих из них нет никакой родни, все повымерли. Куда они пойдут? Умирать без крова с голоду.

Мы не допускаем и мысли, чтобы представители народной власти решили выбросить на произвол судьбы насельниц монастыря, прошедших полвека в монастыре и не имеющих, кроме своей келии, никакого пристанища. Какое впечатление произведет такое выселение на народ?

Советская власть является защитницей и покровительницей трудового населения. Монахини и послушницы всю жизнь трудились и трудятся. Трудятся и для себя, и для общества и государства. Кроме общинного поля, каждая келия имеет свой трудовой земельный надел и своими руками возделывает его: садят картофель, корнеплоды и другие овощи. Кроме этого, в каждой келии шьют башмаки, стегают одеяла, вышивают и шьют белье; многие работают в живописной мастерской, и работают довольно хорошо, хотя и выучились живописи самоучкой.

Есть в монастыре отряд сестер милосердия. Посылался от в холерный год по губернии для ухода за больными. Были монастырские сестры и на войне в Эрзеруме; ухаживали за раненными воинами в земском госпитале N*. Не бывает дня, чтобы по нескольку сестер не брали из монастыря в город для ухода за больными, а особенно сыпнотифозными. Как ухаживают монастырские сестры за больными, знают все городские врачи.

А сколько сестры монастыря работали и жертвовали для войны, сколько тысяч пар белья пошито ими, сколько выстегано одеял, связано чулок, перчаток, напульсников! Словом, монастырь, никогда не уклоняясь, а всегда с готовностью и радостью, работал и нес посильные жертвы для общества и государства. И вдруг эти лица, всю жизнь проведшие в труде, выбрасываются вон. Монастырь освобождается от монашествующих для устройства в нем детских приютов (яслей) и приютов для престарелых.

Какая же необходимость освобождать монастырь от монашествующих, когда и ясли, и приюты для детей, и приюты для престарелых можно открыть и в монастыре? Монастырь всегда готов принять и детей-девочек, и престарелых женщин, разместив их по кельям, и монахини будут за ними ухаживать. При таком распределении детей и престарелых не будет лишнего расхода на администрацию и прислугу. Кроме того, монастырь обязуется исполнять рукодельные работы: шить белье, стегать одеяла, вязать чулки для воинов.

Со своей стороны, монахини и послушницы Ставропольского Иоанно-Мариинского женского монастыря обращаются к Ставропольскому революционному комитету с убедительной просьбой пересмотреть изданный приказ и оставить монастырь на прежнем положении, не реквизовать помещений, инвентаря и не выдворять монахинь.

К сему подписуемся. Казначея монастыря монахиня Тамара. Благочинные монахини Иеронима и Лариса. Монахини (276 подписей).

1920 года, 15 июля.

Собственноручные подписи монахинь и послушниц своей подписью и печатью монастыря заверила игуменья Нина.

С этого времени началась история разрушения монастыря, и никакие разумные доводы уже не могли остановить строителей "светлого будущего".

Общий вид монастыря с звонницей

Общий вид монастыря с звонницей

17 июля 1920 года члены губревкома, заслушав и обсудив отчет комиссии по ликвидации женского монастыря, предписали губернскому отделу социального обеспечения и здравоохранения немедленно приступить к организации в монастырских помещениях яслей, детских приютов и домов старости. Кроме того, было решено образовать новую комиссию "для разгрузки монастыря от всех монашествующих трудоспособных элементов".

Тем не менее, власти никак не могли окончательно решить, что же устроить в разрушенном монастыре: детский приют, дом старости или детские ясли. Земли монастыря и прилегающая к нему территория стали предметом споров между различными ведомствами.

21 мая 1921 года уже правопреемник губревкома - губернский исполнительный комитет - обязывает губернский продовольственный комитет немедленно передать земельному отделу молочную ферму в монастыре.

В ограде монастыря располагался военный госпиталь "Здравица".

4 июля 1921 года на заседании президиума губисполкома обсуждался вопрос о создании дома отдыха для рабочих в помещениях госпиталя. Вскоре была создана новая комиссия, которая предложила:

... помещение бывшей духовной семинарии занять под детскую школу-коммуну. Первый корпус (в монастыре) - под организацию дома отдыха, где можно разместить до 180 кроватей. Помещение это коридорной системы, имеет 6-7 палат. Второй корпус, имеющий в себе 4 больших палаты и по бокам несколько комнат - для детской санатории. Помещение трапезной - под клуб. Четвертый корпус (с низкими потолками) - под лабораторию с кабинетами. Здание игуменьи и швейной Губодежды может быть использовано для дома отдыха. В случае недостатка этих помещений можно освободить под дом отдыха 20 лучших келий (из числа имеющихся там 180 келий).

План "занятия помещений" был утвержден 11 июня 1921 года, и отделам здравоохранения и народного образования было предложено немедленно приступить к размещению детей и рабочий. Однако уполномоченный санитарной части Кавказского фронта отказался передать здравотделу помещения госпиталя "Здравица". Члены губисполкома решили срочно обратиться к командующему Северо-Кавказского военного округа Ворошилову с ходатайством о содействии в немедленной передаче помещение "Здравицы" в ведение губисполкома, уже с полным оборудованием, а не частью его, как предполагалось ранее. Были предложения обратиться во Всероссийский совет профсоюзов и довести до сведения Всероссийского центрального исполнительного комитета о создавшимся положении и "об имеющемся тормозе в открытии дома отдыха".

Не дожидаясь реакции вышестоящего начальства 14 июня 1921 года президиум Ставропольского губисполкома поручил здравотделу, независимо от дальнейшего разрешения вопроса со "Здравицей", срочно приступить к занятию под дом отдыха рабочих ряда келий, более пригодных для этой цели, и дома игуменьи, чтобы в ближайшее время открыть и оборудовать дом отдыха минимум на 40 коек.

30 августа 1921 года губздравотделу было приказано немедленно приступить к передаче отделу народного образования под организацию детского городка помещений госпиталя "Здравица" в монастыре. Решено было также организовать в монастыре детскую больницу на 100 человек.

На просьбу губернского совета профсоюзов о предоставлении ему 25 мест для отдыха ответственных работников, губисполком сообщил, что дом отдыха в монастыре уже расформирован.

3 сентября 1921 года на заседании президиума Ставропольского губернского исполнительного комитета член комиссии Иванов доложил, что "в монастыре имеется около 700 монашек, которых надлежит выселить из монастыря, предназначенного для детского городка".

В этот же день было принято постановление:

Всех монашек распустить по месту своего прежнего жительства, передав престарелых из них губсобесу для включения в дома старости. Всю мебель, находящуюся в квартирах монашек и помещениях монастыря, оставить на месте и передать наробразу под организацию детского городка. Все бесхозяйственное имущество в монастыре и находящиеся у монашек отобрать, и по списку передать подлежащим органам. Из имеющегося у монашек лично принадлежащего им белья и одежды выдать на каждую: постельного белья - по 3 наволочки, по 3 простыни, по 3 полотенца, по 2 одеяла, по 2 подушки, по 1 матрацу. Верхнее платье отдать все, нижнее белье (рубашки) отдать по 6 штук, обуви по 2 пары.

Игуменье Нине и сестрам обители советские власти предложили в 24 часа покинуть территорию "упраздненного монастыря". В соборе, иконы которого пошли на дрова устроили клуб и частично - склад. Разорена была ризница, утрачен архив монастыря. Обитель была полностью разграблена.

19 сентября 1921 года губисполком назначил в монастырь нового коменданта и новых членов учетно-ревизионной комиссии, поскольку прежние ее члены... были арестованы за расхищение монастырского имущества...

Заключительные страницы Книги

Заключительные страницы Книги

P.S. С исторической справкой о Ставропольском губернском революционном комитете (Губревком) в период 29 февраля 1920 - 30 марта 1921 года можно ознакомиться на этом сайте.

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 4.95 (20 оценок/-ки)

Комментарии  

+2 # RE: Что имеем, не храним… Хроника уничтоженияvalestok 21.07.2017 09:40
Очень печально и так бесповоротно несправедливо!! ! Лариса, а вам - "Браво!" за ваши любознательност ь, интерес и исследование таких забытых и грустных страниц истории. Прочла от начала до конца с волнением, досадой и болью. Спасибо!
+1 # RE: Что имеем, не храним… Хроника уничтоженияЛариса Викторовна 05.08.2017 12:44
Спасибо за поддержку!
+2 # что имеем, нехраним...Хрон ика уничтоженияЛариса Викторовна 19.07.2017 16:52
Спасибо большое всем тем, кто мне помогает осиливать эту тему: Андрею, Светлане, сотрудникам Центральной городской библиотеки, А.К.Кутепову, С.Г.Рокотян и многим многим другим, чьими материалами и фотоархивами мне позволено пользоваться. А тема очень многогранна и многослойна....
Танечка, спасибо за поддержку.
+3 # RE: Что имеем, не храним… Хроника уничтоженияТатьяна Ильина 19.07.2017 13:55
Лариса, готова была написать комментарий на причитанное, но когда конкретно взялась, то слова мои застряли у меня комом в горле... Благодарю Вас за то, что Вы все-таки осилили эту сложную тему ! А дальше... можно просто помолчать ...
+1 # RE: Что имеем, не храним… Хроника уничтоженияЛариса Викторовна 05.08.2017 12:45
Благодарю вас, что читаете и поддерживаете! Мне это важно и ценно

Вы не являетесь пока Членом нашего Клуба! И комментировать на сайте Вам пока не разрешено!