Menu
A+ A A-

Во время морских и пеших экскурсий я обязательно стараюсь выкроить время, хотя сделать это весьма сложно, и уделить внимание следующему моменту.

 

Излишне говорить, что Кара-Даг является источником вдохновения многих и многих поколений писателей, поэтов, художников, учёных. Невозможно полностью перечислить количество книг, стихов, нарисованных картин и отснятых кинофильмов, посвящённых этому месту в Крыму. Творческие импульсы, рождающие подобного рода произведения, сформировали целую "киммерийскую школу" поэзии, живописи, вообще искусства.

 

У её истоков стояли такие выдающиеся деятели культуры как И. К. Айвазовский, К. Ф. Богаевский, М. А. Волошин, М. И. Цветаева, А. С. Грин и много-много других. Существует, соответственно, и "киммерийская антология", успешно пополняющаяся в наши дни. Это сотни имён. Многие из этих авторов вошли в учебную литературу, оказывая существенное влияние на мировые культурные процессы, не говоря уже о влиянии на крымские.

 

А в августе 1820 года молодой А. С. Пушкин увидел Кара-Даг с борта корвета "Або", следуя в Гурзуф. Здесь он сочинил свою первую морскую элегию ("Погасло дневное светило...") и задумал роман в стихах "Евгений Онегин". На полях черновика рукописи 1-й главы "Евгения Онегина" Александр Сергеевич поместил рисунок скалы, в котором невозможно не узнать карадагских "Золотых Ворот".

 

Эти пределы священны уж тем, что однажды

под вечер,

Пушкин на них поглядел с корабля по дороге

в Гурзуф...

 

Это двустишие Максимилиан Волошин произнёс не просто так. Всем крымским краеведам хорошо известна фотооткрытка 1910-х годов "Коктебель. Гора "Профиль Пушкина". К этому же времени относится брошюра В. Д. Геймана "Спутник приезжего. Путеводитель по Феодосии и окрестностям", на 37-й стр. которого читаем: "По берегу моря за дачным Коктебелем высятся оригинальные скалы "Орёл" и "Пушкин". Последняя напоминает довольно точно профиль лица поэта и видна ещё на далёком расстоянии с шоссе". В. Гейман, журналист и писатель-краевед, является автором этого названия. В путеводителе "Крым" (1914 г., стр. 616) описан мыс "Профиль Пушкина", где отдел "От Феодосии до Судака" вёл тот же В. Гейман.

 

Таким образом, выясняется, что до 1911-1912 гг. Кок-Кая (Синяя скала) напоминала профиль А. С. Пушкина. Если смотреть со стороны Коктебеля. В конце 1911 года случился оползень Синей скалы, изменивший её облик. Марина Цветаева, впервые побывавшая в Коктебеле как раз в этом году, впоследствии вспоминала: "Взлобье горы. Пишу и вижу: справа, ограничивая огромный коктебельский залив, - каменный профиль, уходящий в море. Максин профиль".

 

Ну а профиль Пушкина, оказывается, на Кара-Даге всё-таки есть, но только не там, где его увидел В. Гейман. Если с Коктебеля смотреть на гребень хребта Сюрю-Кая, правее его остроконечной вершины, то видим профиль Александра Сергеевича, причем очень чётко.

 

Скалы Сюрю-Кая (существуют ещё две формы названия этих скал: Сююрю-Кая и Сиврю-Кая) видны с любой точки Коктебеля, с любого места набережной, а также с любой точки обширного коктебельского залива.

Вглядываясь в линию скалы, правее её остроконечной вершины, вы различите подбородок, губы, нос, лоб... - очень изящный вытянутый профиль А. С. Пушкина, разительно напоминающий некоторые его автопортреты. Чёткая графика зубцов Сюрю-Кайи вызывает этот образ неизменно. Лицо поэта обращено вверх, взгляд устремлён в небо.

А. С. Пушкин для нас не просто поэт. Он носитель национальной исторической памяти. Особенно это заметно в его удивительных сказках, ибо там и память народная, и провидческий дар гения слились воедино, дав нам незабываемые сюжеты, образы, персонажи не из выдуманных небылиц (созданных пылкой фантазией). Вовсе нет. Всё это взято из неосознанного актуально, но исторически реального пласта прошлой русской (морской) цивилизации. Образы Руслана, Дадона, Салтана, Гвидона, царевны Лебеди, дядька Черномора и морских витязей можно оценить именно как выражение той доисторической реальности:

У лукоморья дуб зелёный..." - эти строчки мы легко заучиваем ещё в школе, чтобы уже никогда не забыть. Старорусская форма словосочетания "морской залив" или "излучина моря" родила поэтический образ "Лукоморье". Но ведь это не просто образ. Лукоморье - это доисторическое название Чёрного моря, от которого осталась лишь этимологическая основа со значением "морской залив, изогнутый наподобие скифского лука.

 

Это расшифровал и блестяще доказал академик Николай Яковлевич Марр (1864-1934) - учёный-филолог и археолог. Его знаменитая теория "палеонтологии речи", вооружившись которой можно реально восстановить историю любого народа по его языковым корням, до смерти напугала тех, кто считает русских "неисторическим народом" (официальный термин) или вообще народом, неизвестно кем являющимся. По указанию И. В. Сталина эта теория была "разгромлена", но сохранённая бывшими учениками и коллегами представляет сейчас исключительный интерес:

Устное предание в России и его отражение в средневековой письменности сохранило ценную форму топонимического термина "Лукоморье". Сами русские уже не понимают его, довольствуясь народной этимологией, будто это производное от "лука" или "лукома", т.е. "неровность", "складка". Есть основание подвергнуть сомнению индоевропейское происхождение самого слова "лука", а также терминов "лук", "лучина" и т.д. и образованию производного "лукома". "Лукоморье" есть название Чёрного моря ранее называвшегося также "рушское море", т.е. "этрусское (пелагское) море" или море доисторических русских. Исторические русские славяне (ранее в доисторические времена: русские-скифы), сохранили в своём слове "Лукоморье" этническое название, даже став через скрещение индоевропейцами.

 

В северной Европе (Бретань) до сих пор существует одно местечко, называемое Локмарьян (норманизованное Лукоморье по аналогии: Дрезден - бывший Дроздяны, Бранденбург - бывший Бранибор, и т.д.), где находится менгир. Это крупный мегалит, наряду с другими подобными сооружениями, разбросанными на огромной территории Евразии, составляют внушительные следы самой загадочной и самой древней цивилизации, заводящей любого исследователя в тупик. Крымские мегалиты (сооружения, сложенные крупными каменными блоками в незапамятные времена) многочисленны. К примеру, мегалиты Меганома ещё П. С. Палласа, П. И. Кеппена и др. приводили в трепет, не находя объяснения. В греческом баснословии (мифологии) такие сооружения вылились в образы "сферических храмов Аполлона", где служат "божественные пеласги, справедливейшие из смертных" (Гомер). Один такой мегалит был на Кара-Даге, на вершине Святой горы. Его наличие прослеживается по остаткам: огромные камни из тяжёлого темносерозеленого трасса разбросаны компактно. Но когда-то они были сложены в геометрически правильную конструкцию.

 

Национальное название скифов skol+o-ton... skul-tan... sal-tan, а чтобы получить три основные разновидности позднейшей формации: от skol+o-ton (skul+u-tun) русское "золото", от skul-tan - финское kul-ta. "золото", от sal-tan - як, al-tan (ещё) "медь", [так¬же] "золото" и тюркское al-tun. С этим возникает связь Скифии не с одним финским севером, но и с турецкой Средней Азией - благодаря тотемной номенклатуре и топонимике, отложению той же разновидности названия скифов, именно al-tan, прежде всего в названии гор, откуда добывались и "медь" - al-tan, и "золото" al-tun, именно в горах Алтайских.

(Н. Я. Марр "Скифский язык")

 

Как раз из этой глубины веков и пушкинский царь Салтан и медный трехкопеечный алтын на Руси, а также название сарматских племён алан и роксолан, той разновидности скифов-сколотов (предков славяно-руссов), о которых ещё говорил М. В. Ломоносов.

 

Да простит нас уважаемый читатель слушатель-зритель за такие "отступления". Но любой, кто проводит экскурсию по Кара-Дагу, обязан говорить о Пушкине. Потому, что "эти пределы священны уж тем..." (М. Волошин). Гениальное наследие злодейски убитого поэта далеко ещё не осмысленно нами, потомками. То, что Александр Сергеевич чувствовал сердцем (как и полагается поэту), Н. Я. Марр домыслил своим умом (как и полагается учёному). "Руслан и Людмила", "Сказка о царе Салтане" и др. не просто нам нравятся, они нас гипнотически завораживают, потому что затрагивают в нашем родовом сознании, в наших душах самое глубинное, сокровенное, сакральное.

 

Соавтор путеводителя - Александр Дидуленко

Соавтор путеводителя - Александр Дидуленко

 

Автор "Морской экскурсии к Кара-Дагу" и прогулки по "Тропе Грина" - Александр Дидуленко, председатель "Экоклуба "Кара-Даг".

Мой e-mail Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.. Ждем вас на экскурсии.

 

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 (14 оценок/-ки)

Комментарии  

# RE: Пушкин и Кара-Дагvalestok 16.09.2015 19:52
Александр, спасибо большое за увлекательную прогулку. Смогу, - обязательно к вам запишусь на экскурсию.

Вы не являетесь пока Членом нашего Клуба! И комментировать на сайте Вам пока не положено!