Menu
A+ A A-

27 января 1944 года в Ленинграде был дан праздничный салют. День воинской славы России или, как значилось в первой редакции - День снятия блокады города Ленинграда, отмечается в соответствии с Федеральным законом от 13 марта 1995 года №32-ФЗ "О днях воинской славы и памятных датах России".

 

Салют над Невой

Салют над Невой

 

Всё наше знание блокады - из книг и фильмов. И само событие за давностью лет мало кого из нынешних зацепило, и живём мы не в Ленинградской области, что, впрочем, не столь важно. Главное, что все знают и помнят, что была такая болевая точка в истории Великой Отечественной войны. Знают, потому что есть книги.

 

История литературы о блокаде почти так же мучительна и запутана как и сама история блокады. Блокада Ленинграда в официальной науке была прописана, "героизм защитников", и "муки осаждённого города", и боль признавались, но - без подробностей. Был героизм, причём массовый, были муки, причём преодолённые. А ведь точная цифра погибших от голода и холода в осаждённом городе до сих пор неизвестна.

 

Правда страшных подробностей блокады начала просачиваться в официальную советскую литературу только в конце 70-х. Первопроходцами можно считать белоруса Алеся Адамовича и ленинградца Даниила Гранина. До них литература о блокаде была почти исключительно художественной, где блокада представала лишь фоном для сюжетов - романтических, патриотических, пропагандистских.

 

А Гранин и Адамович взялись за неподъёмный труд - издание большой документальной книги, составленной из подлинных историй тех, кто пережил, и дневников тех, кого блокада из своего кольца так и не выпустила.

Оба автора с войной знакомы не понаслышке. Адамович подростком был бойцом партизанского отряда. А Гранин воевал - с 41-го по 45-й, в том числе на Лужском рубеже, на Пулковских высотах, то есть под родным городом. Но и сам он признался: "По-настоящему понять быт блокадной жизни я сумел много позже, кода мы с Адамовичем работали над "Блокадной книгой".

 

Они собрали рассказы блокадников, опросив более двух сотен человек, объём записей составил шесть тысяч страниц. Особой задачей стал поиск дневников, они были дороже свидетельств, записанных через тридцать лет. "Большой террор, репрессии отучили питерцев вести дневники. Занятие это было слишком опасным. В блокаду эта естественная потребность вернулась с неожиданной силой, - пишет Гранин. - Удивительно, но дневник помогал выживать. Странное, призрачное чувство, умственная работа, духовное осмысление поддерживало".

 

Из собранного кровоточащего материала талантом двух писателей создано максимально честное произведение, насколько это было возможно при идеологии развитого социализма. Потому печатать её в том виде, в каком она получилась у Гранина и Адамовича, категорически отказались. Хозяина Ленинграда тех лет, первого секретаря обкома КПСС Григория Романова эта концепция не устроила. Гранин вспоминает: "Разговор с Романовым был коротким: "Ленинградская блокада - героическая эпопея, а вы изобразили не подвиг народа, а страдание и ужасы, все к этому свели; вы развенчиваете историю великой стойкости людей, вам интересно, как люди мучились. Это чуждая нам идеология".

 

И всё же, хоть и в сильно редактированном виде, в 82 году "Блокадная книга" увидела свет. И стала предвестником того, что правда о блокаде - живая, настоящая, не приукрашенная - всё-таки пробьётся.

В 2012-м Даниилу Гранину вручали премию "Большая книга" за роман "Мой лейтенант". И в связи с этим вспомнили о безусловно самой большой книге писателя - о Блокадной. Её переиздали в авторской версии.

 

А ведь честные без ретуши книги о трагедии Ленинграда выходили и раньше, но - за рубежом. Приоритет у документальной повести "Пять дней в блокадном Ленинграде" Александра Верта, английского журналиста, книга вышла в Лондоне в 1944 году. Она написана с любовью и уважением к ленинградцам, но содержала такие мысли и самого автора, и его собеседников, которые делали абсолютно невозможной ее публикацию в СССР. И только недавно её перевели на русский.

 

Сейчас подобной литературы много, она издаётся и переиздаётся, она пишется, потому что рана эта не зажила. Жизнь обыкновенного человека, попавшего в нечеловеческую историю, продолжает волновать и трогать сердца современников, родившихся и через десятки лет после войны. В прошлом году вышла в свет книга Карины Добротворской "Блокадные девочки". Подлинные истории женщин, переживших блокаду детьми, сплетается с личными переживаниями успешной современной журналистки, которая по зову сердца продолжила дело Гранина и Адамовича.

 

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 4.95 (20 оценок/-ки)

Комментарии  

# RE: День снятия блокады ЛенинградаНиколай Григоров 01.02.2015 21:45
Света, я прочитал все, что написала, согласен полностью. Память о блокаде должна остаться навсегда. Вчера у меня был очередной вебинар, и в конце часа прочитал студентам стихотворение Ольги Берггольц "Разговор с соседкой" - о блокаде. Я считаю, что и мой долг - как-то напоминать молодым людям о прошлом. И в какой-то мере воспитывать своих студентов.

Вы не являетесь пока Членом нашего Клуба! И комментировать на сайте Вам пока не положено!