Menu
A+ A A-

В одной из бесед с Николаем Олеговичем Григоровым узнала о его светлой романтической истории. Спустя сорок лет после расставания он полетел во Францию на встречу со своей юношеской влюбленностью.

 

- Столько лет прошло. Что вас заставило сорваться с места? Это ж ваша цитата:

По несчастью, или к счастью - Истина проста:

Никогда не возвращайся в прежние места.

Даже если пепелище выглядит вполне,

Не найти того, что ищешь, ни тебе, ни мне...

Н.О. Зачем нужно? Ностальгия по юности, наверно.

 

- Не знаю, Николай Олегович. Ностальгия... Может быть... Но к этому моменту мы становимся другими, жизнь у каждого другая. Может я не права, но коли когда-то расстались, может проще уже не встречаться: зачем раны бередить и так шрамов достаточно.

Н.О. Нет, Света, новые раны не сделаешь, потому что тех чувств уже НЕ ВЕРНУТЬ. Они - умерли. Но не забылись! И если можно встретить того, которого любил когда-то, то - почему нет? Мне лично очень интересно и приятно встретить человека, которому можно сказать: "А помнишь...?" К тому же это такие трепетные, дорогие воспоминания... Память их бережно хранит. Такое чувство непередаваемое, - и светло, и грустно, одновременно. Когда получил от Ани самое первое электронное письмо, даже повеяло чем-то теплым...

 

- Когда окончательно собрались в Ниццу, на встречу с Анной, вы рассказали об этом жене?

Н.О. Конечно, рассказал! Ещё давно. Когда 1 января 2000 года пошел на свиданье к сфинксам. Она все время надо мной подтрунивала, но рассудила здраво - уж если тогда, 35 лет назад по окончании школы, ничего у нас не вышло, то теперь точно не выйдет. Не придет девушка.

 

- Свидание через 35 лет?

Н.О. Да. Я уже об этой истории писал, у меня есть небольшой очерк "Романтическая поездка в Ниццу". Мы с тобой говорили, что юношеские годы оставляют самые сильные впечатления. Так вот незадолго до окончания школы мы с моей одноклассницей Аней Коняевой назначили друг другу свидание через годы - 1 января 2000-го. У сфинксов на набережной Невы. До этого дня мы надеялись дожить. Скоро наши пути разошлись, а Аня и вовсе эмигрировала в Америку.

Незаметно прошли годы и наступила эта дата, 1 января 2000. А я все-таки упрямо пошел к сфинксам. Ани не было. Захотелось её разыскать. Нашел. Стали переписываться. Когда Аня с мужем переехали из Америки во Францию, то они пригласили меня погостить. В 2004 году наша встреча состоялась.

 

- Какое было первое впечатление от встречи?

Н.О. Сложное. Но сказаны первые слова, и я убеждаюсь, что голос остался прежний, что манера говорить та же, ну, а что голова поседела - так это понятно, у меня-то волос вообще почти не осталось. И уже через несколько минут разговора ее нынешний образ слился в моем сознании с той девушкой, с которой мы сорок лет назад подолгу бродили по Ленинграду.

 

- И все равно, по-моему, это уже другая женщина. Что нового вы в ней открыли? Зацепило? Покорило? Или что-то вызвало грусть?

Н.О. Пожалуй только то, что каждый из нас, несмотря на прожитую жизнь, остался все-таки внутренне тем, кем был в юности. Да, внешне все мы изменились. Да, многое пришлось пересмотреть. Но характеры - те же. Основные принципы - тоже те же, что и в юности.

 

- Вы говорили, что Аня эмигрировала в Штаты. Как они оказались в Ницце?

Н.О. До пенсии они жили и работали в Америке, в Бостоне. Когда муж Ани вышел на пенсию, то они решили попутешествовать по Европе. Франция им очень понравилась. Мягкий средиземноморский климат гораздо лучше и здоровее жаркого и влажного климата Бостона. К тому же во Франции стоимость жизни для американского пенсионера гораздо ниже, чем в Америке. А из Ниццы легко путешествовать по всей Европе.

Однако сейчас они продолжают оставаться американскими гражданами и в любой момент могут вернуться в США.

 

- Что вас ещё потрясло в Ницце кроме встречи со своей юношеской влюбленностью?

Н.О. Знакомство с Марией. Ей под 70, но выглядела она прекрасно. Её мама эмигрировала из России во Францию в 1917 году. Она прямой потомок декабриста Муравьева-Апостола. Ездила в Россию, бывала в Москве, Петербурге и Тобольске, где отыскала могилу ссыльных декабристов. В Петербурге жила на частной квартире в районе улицы Кораблестроителей, то есть совсем недалеко от меня.

Кстати, она вместе с Аней работает (бесплатно!) в библиотеке в Ницце, которая располагается при православной русской церкви.

 

- А город? Что вам больше всего запомнилось? Вам комфортно было в нем?

Н.О. Вполне. Моего английского языка хватало для общения - в Ницце почти все говорят по-английски. Все достаточно приветливы. Мне было очень интересно. Каждая улица, каждый дом - ведь это Франция! Учтите, что я до 2004 года никогда не бывал за границей, и это было второе моё путешествие после Египта. Больше всего запомнилась поездка в Буалё - это мыс на побережье недалеко от Ниццы. Изумительное место. Мы провели там целый день, прошли больше 15 километров, посмотрели дачу Ротшильда, белые скалы на берегу Средиземного моря... Это незабываемо!

 

- Когда захотелось домой?

Н.О. Когда с меня после минутного разговора с женой по мобильному телефону компания "Мегафон" сняла 10 долларов! Ну, это шутка. Недели мне хватило.

 

- После этой поездки вы бывали ещё во Франции? Поддерживаете отношения с Анной?

Н.О. Да, мы довольно часто разговариваем по "Скайпу" или по телефону. Но по телефону звонит только Аня. Звонить от нас слишком дорого.

Твой образ, легкий и блистающий,

Как на ладони я держу.

И бабочкой неувядающей

Благоговейно дорожу.

 

И много лет прошло, и счастливо

Я прожил без тебя, а все ж

Порой я думаю опасливо -

Жива ли ты, и где живешь?

В. В. Набоков

 

Николай Олегович Григоров о себе:

Завтра у меня лекция.

Это значит, что примерно в 2500-й раз я войду в аудиторию через несколько секунд после звонка, и 50-60 студентов дисциплинированно поднимутся со своих мест, приветствуя преподавателя. После того, как я в свою очередь, поздороваюсь с ними, они сядут на свои места, и на меня устремятся десятки глаз - внимательных, и не очень, но все они ждут от меня объяснения материала. Мое дело - рассказать им так, чтобы они, как минимум, поняли меня. Как максимум - заинтересовались предметом. Как идеал - полюбили бы мой предмет.

 

Преподаватель со своими студентами

Преподаватель со своими студентами

 

Я люблю свою работу. Я люблю студентов. С грустью думаю о том, что может наступить такое время, когда мне придется оставить работу. Мои студенты, настоящие и бывшие, - это "мое богатство", если немного перефразировать песню Кикабидзе.

Нашу беседу мне хотелось бы закончить стихотворением, которое я написал 25 января 2011 года:

Безрадостна зимой погода -

Снег валит мутной пеленой.

Но кончик, самый кончик года

Еще со мной, еще со мной!

 

Пурга виски посеребрила,

Сдув кудри с макушки долой.

Но память обо всем, что было,

Еще со мной, еще со мной!

 

И женский лик в вечернем свете

Не тот, что утренней порой...

Но лучшая из всех, что встретил,

Почти уж сорок лет со мной.

 

Года, как кадры киноленты,

Мелькают быстрой чередой,

Но молодость моих студентов

Всегда со мной!

 

- Николай Олегович, спасибо за искреннюю беседу! Спасибо за строки: "Но лучшая из всех, что встретил, почти уж сорок лет со мной".

 

Активный участник студенческих капустников

Активный участник студенческих капустников

 

Н. О. Григоров в любимом универе

Н. О. Григоров в любимом универе

 

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 4.93 (74 оценок/-ки)

Комментарии  

+3 # RE: Светлая грусть моя...chasvet 04.06.2014 15:45
Николай Олегович печатается на сайте www.proza.ru. Есть удивительные мемуары и миниатюры. С одной из них очень захотелось поделиться с вами....

Можно ли защищать женщин?


" Странный вопрос, скажет читатель. Даже циничный. Конечно, женщину не только можно - нужно защищать, если к этому обязывает ситуация. Всеми средствами, в том числе и физической силой.
Боец из меня никакой. Драться не люблю, никогда не дрался. Ну, разве что в детстве, например со своим братом, который на два года младше меня. За что всегда и был осуждаем своими родителями. Драться нехорошо, драться нельзя! Это внушали мне с детства.
Но и то, что женщин, девочек, нужно защищать – это тоже внушали мне с раннего детства! И возникло противоречие… А впрочем, судите сами. Вот три разных эпизода, два из которых случились со мной.

1


Эту историю нам рассказывал отец. Дело было в пятидесятые годы. Как раз только что прошел первый в СССР фестиваль, на котором наши соотечественник и впервые встретились с иностранцами. В том числе, например, с неграми. Большинство относилось к ним с сочувствием – угнетаемая нация! Ку-клукс-клан. Суд Линча. «Хижина Дяди Тома». Защищать их надо!..
И вот в одном из ресторанов вечером собралась разношерстная компания. Были иностранцы, а для поддержания порядка – дружинники. Начались танцы. Какой-то негр пригласил русскую девушку на танец. Она отказалась. Не думаю, что она была расисткой. Может быть, рядом был ее парень. Может быть она просто не считала себя достаточно искусной, чтобы танцевать с иностранцем. На следующий танец её снова пригласил тот же негр. Она снова отказала ему. Тогда он схватил её за платье и разорвал его на груди. Девушка с испуганным криком убежала, прикрываясь остатками одежды.
Дружинники засуетились, но никто из них не вступился за девушку. (Как можно! – негр, угнетенная нация!) Тогда встал один из гостей ресторана. Он подошел к негру, схватил его за ворот и резким ударом в челюсть отправил на пол. Негр упал. Вот тут к единственному защитнику девушки подскочили дружинники!
- Ваши документы!..
- Пожалуйста! – и мужчина с любезной улыбкой предъявил паспорт гражданина США.
На этом история, собственно, и закончилась. Дружинники смолкли. Негр поднялся и ушел, американец сел на свое место. Наши граждане смотрели, не вмешиваясь.
Но у меня этот рассказ оставил какую-то зацепку в душе. Почему же никто из наших не вступился за честь девушки? Почему этого не сделали те, кто по долгу службы должен был вмешаться? Почему за русскую девушку вступился только американец? А если бы его там не было? Так и остался бы хам безнаказанным героем?..
Мне было тогда лет 8-10.

(продолжение следует...)
+3 # RE: Светлая грусть моя...chasvet 05.06.2014 19:42
Можно ли защищать женщин?

2

Вторая история случилась уже в 60-е годы. Мы с братом шли по тротуару вдоль какого-то сквера, огороженного низеньким забором. Все наши драки уже давно закончились, нам было по 18-20 лет, и мы были уже достаточно взрослыми, высокими парнями. За забором был газон. И вот на этом газоне происходила отвратительная сцена – мужчина дрался с женщиной! Он повалил её на траву и начал бить. Ногами. Лежачую женщину.
Не сговариваясь, мы с братом легко перескочили через забор, подбежали к негодяю, схватили его с двух сторон и оттащили в сторону. Это было нетрудно, подонок (не хочется называть его мужчиной!) был слабее каждого из нас в отдельности.
- Ты что делаешь?! А ну-ка, пошли в милицию!
Женщина с трудом поднялась. Одежда на ней была измазана грязью, лицо какое-то помятое. Она услышала нашу последнюю фразу. И тут… на нас посыпалась такая брань, которую не часто приходится слышать!
- А вы чего вмешиваетесь? Какое вам дело?.. Какое вы имеете право?.. – далее шли слова абсолютно непечатные.
Мы с братом ошалело посмотрели друг на друга. Наши руки, сжимавшие обидчика, как-то сами собой ослабли и разжались.
- Да ну их к черту, пусть сами разбираются! Пошли отсюда!
На душе было гадко…
+3 # RE: Светлая грусть моя...chasvet 05.06.2014 19:43
3

Следующая сценка произошла уже тогда, когда я начал работать. Был конец рабочего дня, я вышел из здания Гидромета и стоял на остановке автобуса, который шел до ближайшей станции метро. Автобус подошел, люди потянулись к входной двери. В этот момент я услышал сдавленный женский крик.
- Отпустите!.. Отпустите же!..
Прямо передо мной стоял сильный, рослый молодой парень, который держал за запястье молодую женщину, вырывавшую руку из его пальцев. Мне показалось, что парень вцепился в часы девушки.
Почти безотчетно, повинуясь какому-то древнему инстинкту, я схватил парня за запястье правой руки, которой он держал руку девушки.
В ту же секунду у меня из глаз посыпались искры, а сознание на миг померкло. Парень залепил мне левой рукой в ухо. Я устоял на ногах, но слетевшие очки и кепка валялись на асфальте. Сквозь звон в ушах я слышал угрожающий голос рвущегося ко мне хама. Дружки держали его за руки, не давая драться со мной. Девушка исчезла. Должно быть, она успела вскочить в автобус, который уже отходил от остановки.
Кто-то из прохожих подобрал мои очки. К счастью, они не разбились. Кепку я подобрал сам, инстинктивно отшатываясь от рвущейся ко мне злобной туши.
- Иди, парень, не бойся! – миролюбиво сказал кто-то из его дружков. – Это он нарочно так, уходи, не маячь тут!
Пошатываясь, я отошел. Дошел до проспекта, сел на другой транспорт и доехал до метро. На душе было противно. Ведь что ни говори, а я оказался побежденным, ретировался с поля боя. Помимо всего прочего, появился запоздалый страх. А если бы парня не удержали, тогда что?.. Ведь он был значительно сильнее и мог меня избить до полусмерти!
Дома мама заметила мое состояние и постепенно вытянула из меня всю эту историю, которую я скупо, нехотя рассказал ей. Конечно, она обо всем рассказала отцу.
- А ты молодец! – сказал отец вечером. – Правильно! Вот, так и надо поступать!
В его словах звучала гордость за меня, которую я не понял. Битым-то оказался я!
Сорок лет прошло с тех пор. Никому, никогда я не рассказывал об этом случае. Даже жене.
Но теперь – дело давнее.
Можно и рассказать.

Вы не являетесь пока Членом нашего Клуба! И комментировать на сайте Вам пока не положено!