Menu
A+ A A-

В нынешнем диалоге со Светланой Казачинской часто звучали слова: интерес, люблю, профессия... Её цитата: "Основные составляющие интервью - твой личный интерес и твоя степень углубленности и погружения в заданную тему. Да, есть какие-то технические навыки, опыт, конечно, но когда присутствует искренний интерес к теме, к собеседнику, то интервью должно сложиться".

 

Слышу и воспринимаю чужую позицию

Слышу и воспринимаю чужую позицию

 

С.Ч. Светлана, ты помнишь первое интервью, как синоптика?

С.К. Очень хорошо помню. Это было 27 лет назад. Интервью было большим и интересным. И более того, оно в какой-то степени запрограммировало мою дальнейшую жизнь. Я благодарна тому журналисту, который впоследствии возглавил ГТРК.

 

С.Ч. Что значит "запрограммировал"?

С.К. Интервью брал профессионал. Самое главное, журналист был очень заинтересован и в теме, и во мне, как специалисте. Мы говорили больше часа, а он все расспрашивал и расспрашивал... Когда зашли в студию, то я даже не поняла сначала - то ли это было продолжение беседы, то ли уже запись пошла. После оператор сказал, что я абсолютно не была зажата перед камерой. Это был такой комплимент, который редко услышишь от телевизионщика. На самом деле меня и в дальнейшем камера никогда не смущала. После того первого интервью ни разу в дальнейшем не было сомнений в себе, страха, что растеряюсь и не справлюсь. А вот микрофон! - это намного сложнее!

 

С.Ч. Не поняла. Почему ты боялась микрофона? Это ж запись в студии...

С.К. Стоп! Какая запись?! В прямом эфире - вот, где сложно. Когда нужно говорить и отвечать здесь и сейчас. Со мной подобное часто практиковали, когда я работала на метео, а сейчас на ЭХО (филиал Эхо Москвы в Благовещенске) у нас все эфиры прямые. Есть единичные записи, но интервью только в прямом эфире.

 

С.Ч. Как сложились твои отношения с журналистами дальше, после первого интервью?

С.К. Ты знаешь, после того интервью у меня, пожалуй, не было столь удивительной беседы на тему "погода". Было все на потоке: пришел, ответил, тебе улыбнулись, сказали "спасибо" - и тут же, ещё при тебе, переключились на следующий момент. Поэтому сейчас, когда я сижу по другую сторону микрофона, я помню все эти чувства и переживания и стараюсь, чтоб мой гость чувствовал, что он мне интересен. Поскольку, если контакт состоится, то беседа будет идти без напряжения. И, во-вторых, эмоциональная беседа всегда более притягательна публике. А она, публика, ох, как быстро улавливает эти нюансы...

 

С.Ч. Не всем нравятся экспромты, многие предпочитают знать вопросы заранее. Твоя реакция на экспромты и задаешь ли ты в интервью неожиданные вопросы?

С.К. Я лично обожаю неожиданные вопросы. Но это так редко! Воспринимаю их как критерий самообладания и интеллекта человека.

Задаю ли я? Хотелось бы, но приходится действовать по обстановке. Некоторые так скованны, что им вообще трудно отвечать. Другие, их большинство, на мгновение теряются или стесняются, - таких я просто поддерживаю словом, улыбкой, и дальше идет как по маслу. А другие, жаль редко, аж заводятся от неожиданности и видно, что они рады возможности ответить на нестандартный вопрос.

 

С.Ч. Ты готовишься к интервью?

С.К. Непременно готовлюсь. Даже, если речь пойдет об известных мне событиях и фактах, все равно стараюсь что-то узнать новое. А уж если предстоит общаться на неизвестную мне тему, то, естественно, много читаю, чтобы быть с человеком на его волне. Например, предстояло ответственное интервью с консулом по политике и экономическим вопросам генерального консульства США во Владивостоке Элизабет Макдоналд. Как не готовиться? Ещё как тему прокачала! Но, так же прокачала тему, когда говорили о литературе эмиграции Харбина. Хотя это мой любимейший конек. А как я волновалась перед беседой с Анисимовым Андреем Альбертовичем! Ученый. Крупнейший в России реставратор, церковный архитектор... Удостоен множества наград. Хотела даже отказаться от разговора с ним... Теперь на эту тему - реставрации храмов, икон, русской архитектуры, - могу студентам провести небольшой вебинар.

 

С.Ч. Кстати, про студентов, о молодежи. У тебя была беседа с профессором департамента "Факультет журналистики" УрФУ Дмитрием Леонидовичем Стровским. Вы так воодушевленно говорили о молодых, пришедших в журналистику, об их поверхностном подходе к специальности. Но твоего мнения я не услышала...

С.К. Слишком обширная и глубокая тема. Давай скажу только об одной составляющей... Думаю, что непрофессиональный подход к делу касается не только журналистики. Это такой всеобщий тренд. Посмотри, что происходит: какая легкость и доступность наблюдается в получении информации. У нашего поколения "есть мышцы", которые мы "накачали", когда не было Интернета: мы умели искать нужный материал, обрабатывали его и переваривали, сохраняли в памяти и делились им. Сейчас же эта доступность к информации привела к тому, что важные мышцы мозга атрофировались, и они совершенно не напрягаются. Мало того, что они, нынешние, многое не знают, не помнят и не хотят это запомнить, они не удосуживаются элементарно проверить текст на озвученные в нем факты по паре-тройке источников. Выдернул - прочитал, а то и не прочитал, использовал по назначению, а на завтра все забыл. Легкость в получении информации, бездумность её применения и неумение анализировать - все это, по-моему, обедняет интеллект нынешнего поколения. Ну, а о последствиях и говорить не хочется.

 

С.Ч. Ты много лет проработала в гидрометслужбе. Любая профессия откладывает отпечаток. Синоптик - профессия вечно сомневающегося человека. Такой "багаж" мешает тебе в работе или помогает, когда ты находишься по другую сторону микрофона?

С.К. Согласна с тобой, что синоптик - вечно сомневающийся человек. Но по - другому никак. В нашей работе нельзя быть уверенным на 100%. Нужно уметь сопоставлять факты и анализировать.

Нельзя быть самонадеянным и беспечным. Категоричным. Да... Вот скорей всего не могу быть категоричной, как позволяют себе некоторые мои коллеги. Если они в чем-то уверены, то и стоят на этом. В постановке вопроса, в интонации я даю интервьюируемому шанс и возможность сказать свое. Хотя у меня был ярчайший случай, когда с трудом удерживалась, чтобы "не покусать" гостя - уж такой он был правильный ура-патриот! Но это единственный случай. Всегда помню и стараюсь понять, как сложно с непривычки отвечать перед микрофоном в прямом эфире. Даже, если мы на противоположных платформах, я слышу и воспринимаю чужую позицию. То есть считаю, что излишняя категоричность только вредит.

 

С.Ч. Светлана, последний вопрос. У кого б ты хотела взять интервью?

С.К. Знаешь, до сих пор с трудом представляю себя в роли интервьюера. Наверно, нашим эховцам бесконечно задавала б вопросы - о "кухне", истории, взаимоотношениях...

 

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 (51 оценок/-ки)

Вы не являетесь пока Членом нашего Клуба! И комментировать на сайте Вам пока не положено!